Отличительная особенность звука наушников Snorry

В чем отличительная особенность звука наушников Snorry с точки зрения автора наушников.

Это вопрос, который очень легко задать, но на который очень непросто ответить.
Я могу сформулировать, к чему я стремлюсь, но сказать, что именно услышит конкретный слушатель в моих наушниках — сильно затрудняюсь.

На это есть весьма весомые причины:

  • Разные устройства в составе тракта дают разное звучание.
  • У разных людей разные особенности слуха и разные звуковые пристрастия.

Всё это приводит к тому, что весьма на один и тот же экземпляр наушников можно получить отзывы, которые друг другу противоречат. Более того, я сталкивался с ситуациями, когда один и тот же слушатель радикально менял мнение о наушниках, просто подключив их к другому тракту. Поэтому я неоднократно писал о том, что наушники отдельно не звучат, и что тракт нужно строить системно.

Какой идеал звука в наушниках, к которому я стремлюсь?
Звук, как звук, а не…


Что может стоять за этим «не» — можно очень много расписывать. Это достаточно философский вопрос.
Это примерно как «Ложь всегда изощренна и разнообразна, а истина только одна».

Максимальное приближение к тому, что я слышу в действительности — это то, к чему я стремлюсь.

Практически я занимаюсь этим более или менее профессионально и за вознаграждение больше 10 лет, и мои представления о том, что именно для этого наиболее важно, разумеется, эволюционируют, что отражается и в звуке моих наушников.

На что я обращаю внимание в данный момент при создании наушников:

Самая общая характеристика — это способность наушников передавать именно то, что записано, и то, что вносит остальной тракт. Это когда наушники точно и честно отыгрывают то, что на них подали, а не «свой фирменный почерк», который слышен и узнаваем через любые записи, и порой выходит на первый план. В этом смысле мой идеал наушников — «никакие». Если вы мне скажете, что это «никакие наушники» — это будет комплимент.

Наушники не должны иметь заметного фирменного окраса звучания, так как при этом теряется музыка и то, что она несет в записи.


Если брать отдельные параметры, то стараюсь работать над следующим:

  • Ровный тональный баланс. Без выпячивания отдельных диапазонов. Разумеется, с учетом особенностей анатомии человеческого слуха, акустических свойств наших ушей (подчеркиваю — именно реальных ушей, а не измерительного стенда) в совокупности с конкретным видом акустического оформления наушников, и особенностей психоакустики.
  • Приближенные к натуральным тембры всех музыкальных звуков. Бочка как бочка, контрабас, как контрабас, голос как голос, скрипка как скрипка, тарелочки как тарелочки. «Звук как звук, а не…» ну вы помните. О 100% попадании разумеется речь не идёт, как вообще в любой звукозаписи, но именно к этому стремлюсь. Тут надо уточнить. Скрипка Страдивари, Амати и Гварнери также должны четко узнаваться, во всем разнообразии их звуков. Тембральная точность и достоверность как раз дает такую возможность — слушать и слышать все разнообразие звуков, а не то, как однообразно подают их многие наушники (и тракты), превращая в лучшем случае в «просто скрипку», или вообще непонятно во что.
  • Адекватная передача размеров музыкальных образов. «большие» звуки должны быть большими, маленькие маленькими, средние средними. Бас-барабан («бочка», bass drum) не должна превращаться в альт (middle tom-tom), а контрабас в виолончель по воспринимаемому размеру в пространстве, то и вообще в точку. Это просто наиболее заметные и очевидные примеры, с остальными инструментами то же самое. Если запись в помещении — должен быть слышен и размер этого помещения, как он есть. Не превращать камерный зал в симфонический, кафе в стадион и наоборот.
  • Хорошая читаемость мелких нюансов звучания на фоне крупных звуков. Но не их назойливое преобладание. Баланс между микро- и макродинамикой. Так чтобы они не мешали наслаждаться музыкой, но если захотелось обратить на них внимание и проанализировать, чтобы они были «как на ладони».
  • Пространственная фактура звукового полотна вообще и отдельных звуков в частности. Тут очень сложно. Отдельные звуки являются фактурными, «выпуклыми» в разной степени, они «дышат», «пульсируют» и т.д. Во многом это определяется всеми перечисленными пунктами. Сложность в том, что очень многие звуковые устройства в средней и ниже ценовой категории просто этого не умеют передавать, как ни старайся это реализовать в наушниках.

В широком смысле все перечисленное — это повышение разрешающей способности наушников. Я ее понимаю как максимально возможное снижение искажений любого рода. Приближение к эталонному настоящему звуку, какой он есть.

Все мои патентуемые технические решения лежат именно в этой области.

Итого:

«Звук как звук» — вот мое кредо. Аминь.

Патент на безмеандровый излучатель

Контактная информация

Местоположение

г. Краснодар
ул. Красная 113

Социальные сети

Нажимая кнопку Отправить Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности